войтистать фаном
16

Фанклуб Курта Кобейна

Курт Кобейн
Курт Дональд Кобейн (англ. Kurt Donald Cobain; 20 февраля 1967, Абердин, штат Вашингтон, США — 5 апреля 1994, Сиэтл) — вокалист и гитарист известной американской группы Nirvana, а также её лидер и духовный центр. Один из крупнейших музыкант...ов XX века. свернуть

Биография

Курт Кобейн появился на свет 20 февраля 1967 года в городе Хокуаим (англ.) неподалеку от Сиэтла; вскоре после рождения сына его родители переехали в располагавшийся рядом город Абердин. Его отцом стал Дональд Лиланд Кобейн, механик на станции техобслуживания, ирландец по происхождению; матерью — жена Дона Венди Элизабет (девичья фамилия Фраденбург), имевшая немецкие корни. Уже в раннем возрасте у Курта проявились способности к музыке, что неудивительно, если учесть, что его дядя, Чак, был участником рок-группы, мать хорошо пела, а тетушка Мэри играла на гитаре (она, к слову, пыталась обучить этому и Курта, но он оказался чрезвычайно неусидчивым ребенком, поэтому ей пришлось отказаться от своей затеи). По ее словам, мальчик пел и писал песенки уже в четыре года. Ему нравилось слушать песни таких исполнителей, как The Beatles, The Monkees, Ramones; он нередко бывал на репетициях у тети и дяди, выступавших в то время в кантри-ансамбле.

Но в 1975 году (Курту было всего 8 лет) Кобейны развелись. Венди утверждала, что ее муж почти не уделяет времени семье; Дон не желал расставаться с женой, однако в итоге они все-таки разошлись. Все эти события произвели на мальчика тяжелое впечатление: «Он стал угрюмым, — вспоминала Венди, — злым, насмешливым». Позднее Кобейн рассказывал об этом: «Я стыдился своих родителей. Не мог нормально общаться с одноклассниками, потому что мне ужасно хотелось иметь типичную семью: мать, отец. Я хотел этой уверенности, из-за этого я несколько лет злился на родителей.»

Некоторое время мальчик жил с матерью, однако у него не сложились отношения с ее новым приятелем, и он переехал к отцу. Тот вскоре женился во второй раз; с мачехой Курт также не ладил. Поэтому ему пришлось уйти от отца — мальчик жил то у бабушки с дедушкой, то у родственников со стороны матери.

В возрасте 14 лет Курт начал учиться играть на гитаре, подаренной ему дядей Чаком. Приблизительно в то же время он заинтересовался панком, прочитав в газете статью о Sex Pistols. Приобрести их пластинки в Абердине было практически невозможно, поэтому он довольно смутно представлял себе, как должна звучать такая музыка (по его собственному определению — «три аккорда и много крика»), но в душе Курт уже загорелся идеей создать панк-банду. Вскоре он познакомился с участниками абердинского коллектива Melvins, игравшего музыку, совмещающую в себе элементы панка и хард-рока (впоследствии этот стиль был назван «гранжем»). В компании Melvins он познакомился с Крисом Новоселичем.

Венди Кобейн, тем временем, вышла замуж во второй раз — за некоего Пэта О’Коннора, докера, страдавшего алкоголизмом. Курт вернулся в ее дом, однако отношения с родными у него складывались неважно. Незадолго до окончания десятого класса он бросил школу; мать поставила его перед выбором — либо он идет на работу, либо уходит из дома. Ему пришлось уйти. По словам Курта, некоторое время он жил под мостом реки Уишка, что вдохновило его на написание песни «Something in the Way». Позже ему все-таки пришлось устроиться на работу.

Семейная жизнь

Кобейн и Кортни Лав впервые встретились в 1989 году; впоследствии оба утверждали, что уже тогда прониклись друг к другу взаимной симпатией. В 1990 году Лав познакомилась с барабанщиком Nirvana Дейвом Гролом. Он заново свел ее с Куртом, заметив, что Кобейн и Кортни испытывают друг к другу взаимный интерес; вскоре у пары начался роман, а в 1992 году Курт и Кортни поженились (к тому времени Лав уже была беременна их ребенком). По словам Кобейна, он «не мог поверить, насколько счастлив был»: «Время от времени я даже забываю, что я нахожусь в группе, я просто ослеплен любовью… Я знаю, что это звучит странно, но это так».

В августе 1992 г. появилась на свет Фрэнсис Бин Кобейн, дочь Курта Кобейна и Кортни Лав.

Незадолго до рождения ребенка Кортни дала интервью журналу «Vanity Fair»; при этом она невзначай обмолвилась, что некоторое время употребляла героин во время беременности — еще до того, как ей стало известно, что она ждет ребенка. Однако в статье, появившейся в августе 1992 года, утверждалось, что Кортни продолжала принимать наркотики уже после того, как узнала о своей беременности; Лав заявила, что журналистка извратила ее слова, но та настаивала, что располагает записями. Кобейны не сразу поняли, что из-за этой статьи на их репутацию ложится огромное пятно. Но вскоре после рождения Фрэнсис им пришлось столкнуться с правоохранительными органами — лос-анджелесский Департамент по делам детства возбудил против них дело о лишении супругов родительских прав, основываясь именно на этой публикации. СМИ пестрели заголовками вроде «Ребенок рок-звезды родился наркоманом» (статья в «Globe»). Судебные разбирательства продолжались несколько месяцев; в результате Кобейнам все же позволили самостоятельно воспитывать дочь, однако их обязали регулярно проходить тесты на наркотики. После этого Курт смог наконец приступить к работе над новым альбомом — In Utero, появившимся в продаже в 1993 г. Некоторые песни с альбома содержат в себе явные намеки на «войну с прессой», как, например, автобиографическая «Serve The Servants»

Тот же образ появляется и в композиции «Frances Farmer Will Have Her Revenge On Seattle» («Фрэнсис Фармер отомстит Сиэтлу»): «Она дает ложные показания, но, мы надеемся, ты останешься с нами/Чтобы увидеть, всплывут ли они, утонут ли?». Кобейн нередко сравнивал историю скандальной голливудской актрисы со своей собственной: «Судьи и руководители штата участвовали в заговоре, чтобы поместить ее в психбольницу и сделать ей лоботомию, и ее насиловали группой каждую ночь, и она должна была есть собственное дерьмо», — рассказывал Курт, чувствовавший себя такой же жертвой бюрократии и конформизма. В «Rape Me» он поет: «Мой любимый внутренний источник,/Я поцелую твои открытые раны,/Я оценю твою заботу,/Ты будешь вонять и гореть», — намек на менеджера группы Soundgarden, которого Кобейны подозревали в передаче информации ссылавшейся на анонимный «внутренний источник» Линн Хиршберг.

Курт был любящим мужем и заботливым отцом, что, на первый взгляд, не очень вязалось с его имиджем. «Каждый раз, когда я смотрю телевизионное шоу про умирающих детей… я не могу не плакать, — пишет он в неотправленном письме отцу. — Меня каждый день преследует мысль о том, что я могу потерять своего ребёнка. Я даже немного нервничаю, когда беру её в машину, боясь попасть в аварию». И свою предсмертную записку он позднее закончит словами: «Не останавливайся, Кортни — ради Фрэнсис, ради ее жизни, которая будет гораздо счастливее без меня… Я люблю вас. Я люблю вас!»

Проблемы со здоровьем

Кобейн с детства отличался слабым здоровьем; он страдал хроническим бронхитом и сильными болями в желудке неизвестного происхождения, преследовавшими его на протяжении практически всей жизни. К тому же, он употреблял марихуану с 13 лет, курил, принимал наркотики (по его словам, героином он пытался заглушить боли в животе) и галлюциногенные препараты вроде ЛСД. «Вся эта трава. Вся эта якобы не вызывающая привыкания, безвредная, спасительная сигарета с марихуаной, которая повредила мои нервы, разрушила мою память и заставила меня испытывать желание испортить школьный бал. Она просто никогда не была достаточно сильной, поэтому я пошёл дальше и перешёл на мак», — описывал он свое падение в наркоманию в «Дневниках».

В последний год жизни он употреблял героин в очень больших количествах, много курил, стал крайне нервным: «Он был испуган, ему казалось, что люди преследуют его, что его разговоры прослушиваются», — вспоминал близко знавший Курта репортер Фрэнк Халм. Несколько раз у него случались сильные передозировки. «Наши отношения переживали трудные времена из-за частого употребления Куртом наркотиков и из-за того, что я пыталась его остановить», — заявляла Лав. Однажды ей пришлось вызвать полицию — она утверждала, что ее муж заперся в ванной с ружьем (Кобейн увлекался стрельбой, у него была коллекция оружия) и угрожает покончить с собой.

В марте 1994 года в Риме Кобейн едва не погиб от передозировки рогипнола (транквилизатор, употреблявшийся, в частности, для снятия симптомов героиновой абстиненции): судя по всему, он принял около пятидесяти таблеток и потом запил их шампанским. Кортни Лав увидела его лежащим без сознания и вызвала «Скорую помощь»; в больнице Курт заявил, что это всего лишь несчастный случай, но многие считают, что это была попытка самоубийства. В некоторых источниках указывается, что он оставил Кортни записку: «Ты знаешь, я люблю тебя, я люблю Фрэнсис, и мне очень жаль. Пожалуйста, не следуй за мной… Я буду защищать тебя оттуда. Я не знаю, куда я иду. Я просто больше не могу быть здесь».

После римского инцидента Кортни убедила мужа еще раз пройти курс терапии в реабилитационном центре «Exodus» в Калифорнии. Курт согласился, и, казалось, был готов начать лечение, однако пробыл в лечебнице недолго: в начале апреля он покинул больницу и скрылся в неизвестном направлении. Перед этим он позвонил Кортни Лав: «Неважно, что случится. Я хочу, чтобы ты знала, что ты действительно сделала хороший альбом». Та поинтересовалась, намекает ли он на развод или на самоубийство. «Нет. Но запомни, неважно, что случится — я люблю тебя».

Смерть

8 апреля 1994 года тело Кобейна в его доме в районе озера Вашингтон в Сиэтле обнаружил электрик, который пришел для установки системы безопасности. Сначала электрик предположил, что это манекен, так как не заметил каких-либо заметных травм, кроме небольшого количества крови из уха и увидел ружьё, лежащее на груди Кобейна. Курт оставил предсмертную записку, в которой написал: «Я не чувствовал возбуждения ни от прослушивания, ни от создания музыки вместе с ее написанием… так много лет». Протокол осмотра места происшествия был составлен формально, без углублённого анализа деталей. По одной из версий следствия, Кобейн ввёл себе дозу героина не совместимую с жизнью и выстрелил себе в голову из ружья. Также криминалисты пришли к заключению, что Курт умер 5 апреля и его мёртвое тело пролежало в доме несколько дней. Cуществует предположение и о намеренном убийстве Курта. В список подозреваемых неофициально попала Кортни Лав.

После кремации часть праха Кобейна была развеяна над рекой Вишка в штате Вашингтон, а часть себе оставила Кортни. Неофициальным местом поклонения памяти певца является мемориальная скамейка в парке Виретта, расположенном недалеко от последнего дома Кобейна.
Нравится